Пан Тадеуш
Польша.ру > Культура > Польское кино > Фильмы

 
Пан Тадеуш / Pan Tadeusz (2000)
Купить фильм
Пан Тадеуш - фильм Анджея Вайды
    Драма.Польша-Франция.121 мин.цветной

    Режиссер: Анджей Вайда /Andrzej Wajda
    Оператор: Павел Эделман /Pawel Edelman/
    Сценарист: Анджей Вайда /Andrzej Wajda/, Петр Вересняк /Piotr Weresniak/, Ян Новина Зарзицкий /Jan Nowina Zarzycki/
    Продюсер: Лев Рывин /Lew Rywin/
    Монтажер: Ванда Земан /Wanda Zeman/
    Композитор: Войцех Килар /Wojciech Kilar/
    Художник: Аллен Старский /Allan Starski/
    Костюмы: Магдалена Теславска-Бернавска /Magdalena Teslawska-Biernawska/, Малгожата Стефаняк /Malgorzata Stefaniak/
    По произведению: Адам Мицкевич /Adam Mickiewicz/
    В ролях: Анджей Северин /Andrzej Seweryn/, Даниэль Ольбрыхский /Daniel Olbrychski/, Сергей Шакуров /Siergiej Szakurow/, Богуслав Линда /Boguslaw Linda/, Марeк Кондрат /Marek Kondrat/, Гражина Шапаловска /Grazyna Szapolowska/, Кшиштоф Колбергер /Krzysztof Kolberger/, Ежи Бинчицкий /Jerzy Binczycki/, Алисия Бахледа-Цурус /Alicja Bachleda-Curus/, Михал Жебровский /Michal Zebrowski/

    "Пана Тадеуша" Анджея Вайды некоторые зрители находят невыносимым. Их можно понять. Это фильм на стихи Адама Мицкевича - сплошняком, от начала до конца. Мне было легче: я жил во Львове и привык к польской речи, но каково остальным? Однако картину стоит посмотреть не только из уважения к престарелому классику. Это не шутка: после нескольких провальных фильмов, будучи почти списанным в архив, снять кассовый боевик и побить все рекорды национальной посещаемости.
    Вайда пережил вторую молодость - бывают чудеса на свете. Правда, дело происходит в пассионарной стране, Польше. Которая, в отличие от нас, встречает XXI век на подъеме. Сидел как-то Вайда пригорюнившись, и вдруг подумал: а чем я хуже коллеги Ежи Гофмана? Если поляки тащатся от идеи экранизации "Огнем и мечом" Сенкевича, разве не захотят они увидеть "Пана Тадеуша"? Увидеть и услышать на родном языке, с польскими актерами, вернуться в романтический век детства нации.
    Конечно, этот мир существует только в мечтах, ибо такой идиллической Польши нет, никогда не будет и, скорее всего, и не было. Но разве это помеха для кинематографа? Импульс был так силен, что остальное стало делом режиссерской техники. Плюс поддержка европейских структур: 90 процентов бюджета в 4 млн долларов поступили из-за границы, в основном от французского Саnаl+ (фильм Гофмана стоил вдвое дороже). Но поиски денег - проблема разрешимая, если кинематография созрела, если в сравнительно небольшой стране за год продано 4 млн билетов на польские фильмы. Прямо-таки зависть берет.
    Вайда объявил всенародный конкурс на роль красавицы Зоси. Среди соискательниц была даже дочь президента Квасьневского, но выиграла конкурс Алисия Бахледа-Цурусь. Ради Вайды даже поляки-эмигранты отодвинули свои более денежные работы и примчались в Варшаву делать фильм. Оскаровский лауреат, художник Алан Старский ("Список Шиндлера") вернулся из Голливуда. Премьер "Комеди Франсэз" Анджей Северын освободился от театральной нагрузки и снялся в роли судьи. Композитор Войцех Киляр, писавший музыку для Копполы ("Дракула") и Поланского, согласился работать с Вайдой. На уроках литературы школьники теперь отвечают: "Вот Линда подходит к Ольбрыхскому, а Марек Кондрат в это время обращается к Гражине Шаполовской..." Из фильма они узнают, что же происходило в городке Соплицово на территории Литвы. И что вдохновило пана Адама Мицкевича спустя много лет, в эмиграции, глядя на Сену из окон своей парижской квартиры, вспоминать родной Неман. Воображать шляхетские усадебки с их полнокровным бытом, застолья, охоты, романы, преступления, постоянную готовность восстать против оккупантов, то есть против русского царя и двух других европейских монархов, раскромсавших Польшу, которая для самого Мицкевича, никогда не видевшего ни Варшавы, ни Кракова, была тождественна Литве. Недаром фильм сначала должен был называться "Последний наезд на Литву".
    Поэма Мицкевича зафиксировала пик надежд поляков на Францию. Надежд, которые так и не сбылись. Сегодня надежды поляков связаны со вступлением в Европейский Союз. По-прежнему для них звучит вопрос: кто мы? Из чего мы вышли? Каково будет наше место в новой Европе? Вайду в фильме не интересует метафизика, которой был не чужд Мицкевич. Режиссер видит в "Пане Тадеуше" своего рода Атлантиду, ушедшую в воды памяти: налаженную традиционную жизнь, написанную щедро, смачно, с нежностью, переходящей в сентиментальность, и иронией, граничащей с сарказмом. И тем самым Вайда как режиссер попал в точку.
    Публика не обязана знать, что ей требуется в настоящий момент. Это задача художника - угадать ее тайные, невыявленные, несформированные запросы. У нас пока что ни "Сибирский цирюльник", ни "Русский бунт" глобальными событиями не стали, невзирая на всю раскрутку. Может быть, потребуется еще один век, чтобы Россия дозрела для кинематографического "Евгения Онегина"...

Данные получены на сате Озон.
 



Реклама:
 Рейтинг@Mail.ru