Генеалогия "Руси" в польской исторической книге XVI века

Польша.ру > Польша > История
Статья опубликована на сайте "Польский дом"

 
    Пытаясь разрешить загадку происхождения русского народа, мы имеем в своем распоряжении немалое количество современных научных гипотез. В зависимости от степени компетентности и идеологической ангажированности их авторов можно столкнуться с массой самых причудливых сюжетов. Одни исследователи ссылаются преимущественно на данные археологических раскопок, другие на византийских историков, третьи на Велесову книгу. Иных в стремлении по-своему интерпретировать "генеалогию Руси" ничего не ограничивает, кроме их собственной фантазии. Наверное, это закономерно, ибо не только каждая эпоха, но и каждый человек имеет право устанавливать свои собственные критерии истинности научного факта. Принятие этих критериев общественным сознанием зависит только от актуальности для общества тех выводов, которые следуют из умозаключений автора. И едва ли не в наибольшей степени этот постулат применим к поискам исторических корней народа.

    Вопрос происхождения Руси стал интересовать ученый мир Европы с момента возникновения на восточных окраинах континента обширного древнерусского государства. Средневековые представления на этот счет основывались на главном источнике сведений о древнейшей истории Руси - древнерусском летописном своде ("Повести временных лет"). Его создатель, летописец Нестор, воспользовавшись данными византийских историков, производил многочисленные славянские племена, населившие территорию современной ему Киевской Руси, с Балканского полуострова. Четыре века эта гипотеза господствовала не только на Руси, но и была ориентиром для европейской хронографии. Но для просвещенной мысли Европы эпохи Средневековья русские были загадочным и враждебным народом (прежде всего в силу своей "ошибочной" религиозной ориентации), и в силу этого на них практически не обращалось внимания.

    Ситуация в корне начала меняться с конца XIV века. Инициаторами сближения с русскими землями стали польские короли, пытавшиеся найти у своих восточных соседей поддержку в борьбе с экспансией немецких рыцарских орденов. Когда такая поддержка была оказана и немцы были разгромлены, Польское государство начинает рассматривать дальнейшее сближение с русскими землями как одно из приоритетных направлений своей внешней политики. Эти события послужили стимулом в том числе и для польских историков, которые проявляют все больший интерес к прошлому русских и современному состоянию русских земель.

    Именно в польской исторической литературе вопрос происхождения Руси дискутировался наиболее активно, что нашло отражение в большом количестве хроник и трактатов, затрагивавших эту тему и изданных в Польском королевстве типографским способом.

    Краткий обзор такого рода публикаций следовало бы предварить указанием на первую польскую гипотезу происхождения Руси, еще тесно связанную с версией древнерусского летописания и изложенную в рукописной хронике конца XV в. Ее автором был выдающийся польский историк Ян Длугош. По его мнению, происхождение русских следовало связывать с историей польского народа. Один из аргументов Длугоша состоял в том, что основателями русской государственности были поляне, которые в силу сходства своего имени с именем поляков (по латыни - poloni) признавались польским племенем. Легендарного прародителя русских Руса Длугош считал внуком первопредка поляков Леха. Таким образом, самая первая польская интерпретация "генеалогии" восточных славян была далеко не лестной для последних. И едва ли этому стоило удивляться. Политическая сила Польши в эту историческую эпоху была несопоставима с ролью русских княжеств, потерявших независимость и вошедших в состав Литвы, которая, в свою очередь, все больше ориентировалась на Краков.

    Первые десятилетия XVI века были ознаменованы появлением в Польше печатных исторических книг. Эти книги, как и рукописные сочинения более раннего времени, были написаны по-латыни. Наибольшую известность среди польских авторов этого времени приобрел Мачей Меховский (Меховита), который опубликовал в Кракове в 1517 году "Трактат о двух Сарматиях", где подробно описывались земли, населенные восточными славянами, но в то же время указывалось, что во главе русского народа стоят знатные люди из поляков. Впрочем, в отличие от Длугоша, Меховита допускает существенную оговорку, называя русскими только восточнославянских подданных Литвы (по-польски - Rusini), но не жителей Московского государства. Вместе с тем былой уверенности в происхождении восточных славян от поляков у этого автора не прослеживается. Опубликовав спустя два года еще одно свое сочинение - "Польскую хронику", Меховита выделяет русских в качестве самостоятельной и равноправной ветви славянства и высказывает сомнение в истинности утверждения о происхождении Руса от Леха.

    Завершение объединения русских земель вокруг Москвы и образование русского централизованного государства привело к возникновению мощной восточнославянской державы, которая стала той политической силой, с которой приходилось считаться и, более того, у которой приходилось искать поддержку в борьбе с османским нашествием на европейские страны. Эти перемены стали причиной постепенной коррекции культурного образа восточных славян в глазах польского общества.

    В новой ситуации появились новые гипотезы происхождения Руси. Росту их популярности способствовало распространение книгопечатания на польском языке. Первая польскоязычная историческая книга - "Хроника всего света" была опубликована в Кракове в 1551 году. Ее автором был историк-самоучка Мартин Бельский. В отличие от своих предшественников, Бельский не ограничился описанием только польской истории, что следует из названия его сочинения. Любопытное место в мировой истории отведено Бельским Руси. Территория современной ему "Московии" представляется общей родиной всех славянских народов, в том числе и поляков. Предки славянских народов, согласно свидетельству Бельского, некогда обитали в северном Причерноморье и носили имя роксоланов, созвучное наименованию русского народа. Таким образом, и территориально, и этнонимически русские становятся для просвещенных кругов Польши предками всех славян. Хроника Бельского приобрела популярность среди читающей публики Польского королевства. Достаточно заметить, что она выдержала три издания на протяжении всего 15 лет после первой публикации. Несмотря на явно низкую научную ценность этого сочинения*, многие суждения Бельского были восприняты его последователями, писавшими как по-польски (Мацей Стрыйковский), так и по-латыни (Станислав Сарницкий, Христофор Варшевицкий, Александр Гваньини), которые выдвигали собственные гипотезы происхождения Руси.

    Любопытнее всего то, что польская историческая мысль предвосхитила появление собственно русских этногенетических легенд, оказав на последние огромное влияние. Еще в XVI столетии на русский язык была переведена хроника Бельского. Польская интерпретация начальной этнической истории восточных славян была воспроизведена в русском "Хронографе" начала XVII века. Самые первые печатные исторические книги на русском языке, появившиеся на Украине во второй половине XVII века, в числе которых был и знаменитый киевский "Синопсис", почти без изменений воспроизводили наиболее популярные версии происхождения Руси, изложенные в свое время польскими историками.

Альманах ЕНИСЕЙ, июль-август 1999
 

 Рейтинг@Mail.ru